Warning: include(./libraries/error_legacy.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/mkpu/public_html/index.php on line 6

Warning: include(./libraries/error_legacy.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/mkpu/public_html/index.php on line 6

Warning: include(./libraries/error_legacy.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/mkpu/public_html/index.php on line 6

Warning: include() [function.include]: Failed opening './libraries/error_legacy.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php52/usr/share/pear:/opt/alt/php52/usr/share/php') in /home/mkpu/public_html/index.php on line 6
Кремлёвские хроники
 
 
   
 

КРЕМЛЁВСКИЕ ХРОНИКИ




А. Карцев (108). Кремлевцы. Книга 1
. ... 1920212223 ...

Глава 20. Бокс

Как ни странно, но за потерю штык-ножа никого в роте не расстреляли. Приказ Министра обороны № 85 «О материальной ответственности военнослужащих за ущерб, причинённый государству», требующий всеми формами и методами политико-воспитательной работы добиваться глубокого осознания каждым военнослужащим личной ответственности за сохранность вверенных вооружения, техники и другого военного имущества, будет принят только через год (17 марта 1984 года). Так что даже выплачивать стоимость потерянного штык-ножа в десятикратном размере никому не пришлось. Всё ограничилось лишь дисциплинарными взысканиями. И вскоре об этом происшествии все забыли.

Ротный продолжает свои педагогические эксперименты. Ежедневно кого-нибудь из нас назначают исполнять обязанности старшины роты и заместителей командиров взводов. Так сказать, для привития командных навыков. Вчера весь день старшиной роты «был» я. Какой из меня старшина?! Хотя и старался я, как мог. Да и ребята команды мои выполняли с первого раза. Явно было видно, что они не хотят подводить меня под монастырь. Разумно полагая, что в женском монастыре некоторое время смогут обойтись и без меня. Ведь обходились же раньше!

Всё училище готовится к приезду Начальника Генерального штаба Маршала Огаркова (Николай Васильевич приехал на следующий день, вместе с командующим Московским военным округом генералом армии Лушевым Петром Григорьевичем, начальником Генерального штаба Вьетнама генерал-полковником Ле Чонг Таном и вьетнамской делегацией; после показа училища им организовали встречу с курсантами нашего батальона в ГОКе). У нас отменяют тренировку. Метём плац. Красим бордюры. Неужели это наша судьба – мести плац и красить бордюры?!

После обеда меня с группой курсантов направляют в ГОК (гарнизонный офицерский клуб). Приехала какая-то начинающая певица. Будут снимать её встречу с курсантами-кремлёвцами. Эта встреча войдёт в фильм об этой певице. И будет этот фильм называться «Мзиури» (по названию детского ансамбля, в котором она начинала выступать). Нет, видно это уже не совсем начинающая певица, раз о ней будет сниматься целый фильм?! Меня назначают ведущим встречи. Объясняют, что я должен делать.

Нас знакомят с высокой, но такой худенькой, словно тростиночка, девушкой. Зовут её Тамара Гвердцетели. Пока осветители выставляют свет, она с удовольствием поет нам свои песни, аккомпанируя себе на рояле, установленном на сцене. Рядом с нами постоянно кружится её мама. Она тревожно посматривает в нашу сторону. Видно, кто-то наговорил ей о наших курсантах много всякого разного. И очень тревожного для мам, у которых молодые, красивые дочки. Оклеветать нас легко. Хотя, к чему скрывать: молодых, красивых девушек мы действительно любим. Но ведь не только же их! Мы любим мир во всём мире. И, конечно же, мы любим и детей. У которых молодые, красивые мамы.

Пока снимался фильм, мы успели подружиться с Тамарой. Нормальная девчонка, и совсем не зазнайка. Хотя голос у неё действительно очень красивый. Но и мама у неё слишком серьёзная! И сразу же после съёмок она, почти за руку уводит свою дочь со сцены. Хотя всем прекрасно видно, что Тамара еще немного с нами бы поболтала. Ей приятно наше внимание. Девчонка, что с неё возьмешь?!

В ближайшее воскресенье в передаче «Служу Советскому Союзу» показали кусочек из этого фильма. Так странно было видеть себя в роли ведущего встречи по центральному телевидению. Но встреча и впрямь получилась интересной и запоминающейся.

Сразу же после передачи Владимир Вячеславович, наш взводный, приказал нам быстренько переодеться в спортивную форму. Ведь воскресенье – это настоящий праздник жизни. И нет ничего более приятного в такой праздник, чем пробежать десяток-другой километров. По крайней мере, так считал наш командир взвода. Мы не совсем были с ним в этом согласны. Наивно полагая, что воскресенье с не меньшей пользой можно было провести и просто в увольнении. Но спорить с нашим взводным было бесполезно. И себе дороже.

Мы пробежали всего лишь «десятку». В парке нам не встретилось ни одной чёрной кошки (иначе бы нам пришлось прибавить ещё парочку километров к нашей дистанции, или несколько раз по два километра в зависимости от количества встреченных нами кошек). Владимир Вячеславович был удивительно суеверным тренером (или просто делал вид, что более походило на правду). Но к этому времени чёрные кошки уже старались гулять где-нибудь в другой стороне от наших маршрутов бега. Инопланетянки! Они знали, где им лучше гулять. Удивительно быстро они догадались об этом. Им хватило всего двух-трех встреч с нами.

Зато в парке целое нашествие лыжников. Все красивые, цветные. В своих ярких и модных спортивных костюмах. Отдохнувшие, весёлые, молодые. И только мы, старые и изношенные до предела, как дедушкины калоши. В отличие от всех нормальных людей, обутые в недорогие кроссовки, а чаще в обычные кеды. Все синие от холода и мокрые от пота (как такое возможно?!).

В понедельник после обеда прошла очередная тренировка. С подъёмом переворотом дела у меня, кажется, налаживаются. В серии делаю это упражнение уже более 120 раз (20, 2х15, 2х20, 30). Но на максимум больше тридцати раз пока не получается. Всё приходится начинать сначала. Да и с плаванием пока всё очень грустно. Сбросил ещё секунд пятнадцать. И, тем не менее, у меня, как и прежде, один из худших результатов во взводе.

Вечером наш взвод собирает в ленинской комнате командир роты. Григорий Николаевич Белянин, видно, в курсе наших спортивных достижений. И они его явно настораживают. Он задаёт только один вопрос.

- Что вам нужно для того, чтобы показывать нормальные результаты?

Интересно, а, правда, что? Может быть, немного почаще тренироваться? У наших предшественников тренировки были целый день. У нас – только после обеда. Кто-то неосторожно пытается озвучить эту мысль. На наше удивление ротный не испепеляет гневом этого смельчака. А как-то сразу же начинает собираться. Делая вид, что у него ещё куча очень важных дел. И ответ на, интересующий его, вопрос он уже получил. Поднимается из-за стола. Мы встаём тоже. На прощание ротный бросает лишь одно слово. Зато какое забавное!

- Подумаем.

Меня всегда умиляло это слово. А раньше это нельзя было сделать?

В училище проходят соревнования по боксу. Наш Димка Туманов в первый же день боёв послал одного первокурсника в глубокий нокаут. Сергей Рыбалко тоже выступил очень красиво и технично. Победил за явным преимуществом. Хотя это был всего лишь третий бой в его жизни. Но подготовкой его занимался наш старшина мастер спорта СССР по боксу Игорь Астраханцев. Талантливый ученик и талантливый тренер - очень часто этот союз бывает полезным обоим. Вышел в финал и наш Игорь Герасименко. Хотя и не провел ещё ни одного боя. Просто в его весе у него всего лишь один противник. И даже если Игорь ему проиграет, он всё равно займёт второе место. Занять второе место в училище по боксу, совершенно не умея боксировать, совсем не просто. Для этого нужно иметь либо слишком хорошие мозги. Либо иметь слишком маленький вес, в котором у тебя будет не более одного противника. Но зато потом можно будет всю жизнь гордиться этим своим спортивным достижением. Заметьте, вполне заслуженно!

Димка Туманов проиграл в следующем же бою. Хотя и по очкам. Но бой был очень тяжёлым. Да и Игорь Астраханцев выступил не слишком эффектно. Хотя и победил. Мы все ждали настоящей рубки. Крови и зрелищ. Тем более что противник Игоря, курсант четвёртого курса, так отважно бросался в атаки. Так лихо бросал свои пудовые кулаки в его сторону, что, всем нам казалось, остановить его будет невозможно. Но наш старшина лишь уклонялся от ударов противника, уходил с линии атаки и настойчиво вбивал, словно гвозди, свои тяжёлые апперкоты и ответные удары по корпусу своего противника.

Мы чувствовали явное разочарование. Понятно, что Игорю не было равных в училище. Ещё в первом раунде он легко мог подловить своего противника и послать его в нокаут. Или сам пропустить хотя бы пару ударов?! Увы, если он что и пропускал, то только по защите. Да и то не часто. Нет, боя не было. Была лишь игра в кошки-мышки. Совершенно не зрелищная и даже чуточку скучная. Тогда мы не понимали, что этот бой Игорь посвятил всем нам. И показал, что настоящее мастерство заключается не только в тяжести кулаков, но и в мозгах боксёра. В его умении двигаться в ринге, уходить от ударов противника. И целенаправленно, удар за ударом, приближать свою победу. А ещё он показал нам, что реальный бой не всегда красив. Что иногда для победы можно отдать всё. Но настоящие профессионалы отдают для победы ровно столько, сколько нужно. Потому что победа в одном сражении не всегда означает победу во всей войне. И чтобы дожить до победы, нужно не только выигрывать сражения, но ещё и оставаться живым.

Я согласен с вами, иногда наступает время, когда нам самим это уже кажется не самым главным. И мы уверены, что есть более важные вещи, чем наша жизнь. Вот только наши близкие так не думают. И они всегда ждут нас живыми. Когда будет очень трудно, вспомните и об этом.

Если же нам порою кажется, что нас не ждёт никто на целом свете, это говорит лишь об одном: что очень скоро мы встретим того человека, который станет для нас самым близким и дорогим. И этот человек всегда будет ждать нашего возвращения. Нужно только перестать жалеть себя и сделать первый шаг ему навстречу. В крайнем случае, можно просто зайти в ближайший детский дом. И там, в детских глазах можно увидеть столько ожидания! Вы поймёте, что кто-то ждал именно вас всю свою короткую и такую недетскую жизнь.

В какой-то момент противник Игоря просто опустился на колени. Не было никакого решающего удара. Просто под тяжестью предыдущих ударов по корпусу, набрался такой «тоннаж», что противник нашего старшины уже не мог дальше продолжать схватку. Он смотрел вокруг как-то удивлённо и немного обиженно. Не понимая, что же произошло? Куда ушли все его силы?

Игорь победил техническим нокаутом. За несколько дней до этого старшина рассказал мне о том, как попал в училище. Он вообще удивительный человек. Отлично эрудирован в вопросах физиологии человека (и мог бы быть прекрасным врачом), беспредельно честен и отличался необыкновенной добротой (возможно, такими и должны быть по-настоящему сильные люди, тем не менее, со званием мастера спорта по боксу и должностью старшины роты это качество как-то слабо гармонировало, но Игорь действительно выделялся удивительной добротой и порядочностью) и какой-то отеческой заботой о всех нас. Он мечтал стать тренером по боксу. И даже некоторое время работал им, но его мечте не дано было сбыться. По семейным обстоятельствам (Игорь не уточнял по каким) ему пришлось оставить институт физкультуры. Его отец настоял, чтобы Игорь поступил в Московское ВОКУ. Первая попытка была неудачной. Но зато в тот же год он смог поступить в Одесское артиллерийское училище. Отучился в нём восемь месяцев. Бросил. Год служил в разведроте десантно-штурмового батальона в ГСВГ (Группе Советских войск в Германии). И только из армии смог поступить в наше училище.

Да, даже в этом боксёрском поединке Игорь уже был больше тренером, чем боксёром. И больше учителем, чем бойцом. Я с удивлением поймал себя на мысли, насколько же взрослее он был, чем все мы, на курсе. На целую жизнь, как минимум. И насколько он был мудрее всех нас.

Очень красиво выступил первокурсник с пятой роты курсант Слепнёв. Он никому ничего не показывал. И никого ничему не учил. Просто вышел в ринг. И просто красиво победил. В течение нескольких секунд он засыпал своего противника градом ударов. Не оставив тому ни малейшего шанса. Ни то, что на победу, но даже на проведение хотя бы одной ответной серии ударов. Трибуны ревели от восторга. Разумеется, этот бой понравился нам куда больше, чем бой нашего старшины. Глупые мы тогда были.

По итогам соревнований Игорь Астраханцев и Игорь Герасименко заняли первые места в своих весовых категориях (Игорь Герасименко честно выиграл свой поединок и тоже вполне заслуженно стал чемпионом училища). Сергей Рыбалко занял второе место. Наша седьмая рота – первое. Мы (все остальные курсанты спортвзвода) тоже чувствовали себя победителями. Хотя и были очень далеки от бокса.

На очередную тренировку к нам пришёл заместитель начальника училища полковник Конопля Дмитрий Макарович. Видимо, ротный всё-таки поделился с ним опасениями по поводу нашей готовности к соревнованиям. Дмитрий Макарович с первых же слов начал намазывать большой (ну, просто огромный!) пряник толстым слоем сгущённого молока и ещё более толстым слоем шоколада. И обещать нам золотые горы в случае нашей победы на Чемпионате Округа.

- Сколько вы говорите, делаете подъёмов переворотом? Сколько человек делают подъём переворотом более сорока раз? Запомните, нам нужно только первое место! Вы защищаете честь училища. Подарки вам уже приготовлены, зачётки тоже. После соревнований мы встретим вас под звуки оркестра, каждому пожмём руки. Лучшее распределение после училища... А сейчас тренируйтесь!

Интересно, что он там говорил про зачётки? Мы сдаём сессию, как и все остальные. Экзамены по Марксистско-Ленинской философии (правда, оценку ставят сразу за два семестра) и Высшей математике; зачёты с оценкой по основам военной психологии и педагогики (наш преподаватель майор Путятин поставил мне «отлично» «автоматом» по результатам моего реферата), по физподготовке и теоретической механике (спасибо Дине Даниловне Сахаровой, нашей преподавательнице по термеху, она считает меня одним из лучших своих учеников и тоже ставит мне «отлично» «автоматом»). Зачёт по основам электротехники и гидравлики. Единственное отличие от остальных, мы сдаём экстернами и сессию за четвёртый семестр одновременно с сессией третьего семестра. По вечерам рассчитываем курсовые проекты по деталям машин (наши однокурсники будут сдавать свои проекты только в следующем семестре). Василий Прокофьевич Балашов, наш преподаватель по высшей математике (во время войны он командовал разведвзводом, в музее училища я видел его военную фотографию: вся грудь у него была в орденах). По субботам и воскресеньям в своё личное время он приходит, проводит с нами консультации по своему предмету.

Да, в отличие от остальных, мы сдаём ещё и экзамены по физике и тактической подготовке. Зачёты с оценкой по огневой подготовке, общевоинским уставам, высшей математике, по сопротивлению материалов, деталям машин и подъёмному оборудованию, основам электротехники и гидравлики. Зачёты по строевой подготовке и иностранному языку. И после этого у кого-то поднимется язык назвать нас «шлангами»? Да, с высокими результатами в спорте у нас пока что не очень получается. Зато учимся мы, как самые последние ботаники.

А кто-то (Дмитрий Макарович, если не ошибаюсь) обещал нам поставить сессию за следующий семестр «автоматом»?! Какой же это «автомат», если нам приходится всё сдавать самим?! Неужели нам говорили в школе неправду, объясняя, что слово автомат происходит от греческого слова «самодействующий»? Мы-то надеялись, что сессия будет сдана сама собой, без нашего участия. Но, как и всё остальное в армии, без нашего личного участия здесь ничего не делается. И даже для стрельбы из автомата здесь постоянно кому-то приходится нажимать на спусковой крючок. Хотя командир взвода нам, конечно же, здорово помогает. Да и благожелательное отношение преподавателей к нашему взводу всё-таки слишком заметно. Все считают нас «людьми Дмитрия Макаровича» (он курирует все спортивные сборные училища), чем мы все втайне очень гордимся. Да и вообще, к спортсменам наши преподаватели относятся с явной симпатией.

Первого февраля на вечере вопросов и ответов начальник политотдела училища полковник Чемисов задаёт нам странные вопросы.

- А что если вам придётся надеть лейтенантские погоны не через два с половиной года, а через год, полгода? Готовы ли вы к этому.

И даёт нам понять, что времени на нашу подготовку может быть отпущено гораздо меньше, чем мы думаем. И это, отпущенное нам, время нужно использовать по максимуму. Интересно, что он имеет в виду?

После обеда сбегал в санчасть к Игорю Маркеееву, отнёс ему учебник по высшей математике. У Игоря ветрянка. Говорит, что попал в санчасть надолго. И вполне возможно, что даже на экзамен по высшей математике его могут не отпустить. Поверить в это практически невозможно. Под магнетизмом восторженного отношения к высшей математике Василия Прокофьевича Балашова, мы и сами начинаем относиться к его предмету, как к чему-то совершенно божественному. И то, что кого-то могут не отпустить на экзамен по высшей математике, кажется любому из нас просто немыслимым кощунством.

В воскресенье шестого февраля сразу же после завтрака мы переодеваемся в спортивную форму. Ждём, когда в казарму придёт наш командир взвода. Рота ушла на зачётный лыжный кросс (десять километров). Бегать по парку на лыжах (в смысле бегать по парку, как обычно, бегом, но ещё и таскать на себе «дрова», как мы любовно называем армейские лыжи) все мы считаем явным признаком дурного вкуса. Мы наивно надеемся «откосить» от лыжного кросса и ограничиться обычной тренировкой. Но неожиданно на лыжню приходит Дмитрий Макарович и, разумеется, сразу же обнаруживает отсутствие на ней своих «любимцев». То есть нас. В одиннадцать часов поступает его приказ: немедленно переодеться в военную форму, получить лыжи и прибыть к первому КПП. Голос заместителя начальника училища звучит многообещающе.

С Дмитрием Макаровичем тоже не поспоришь (интересно, с кем в училище можно было бы поспорить?). Приходится быстро переодеваться, хватать лыжи и бежать к КПП. Димка Березовский к этому времени уже успевает составить список курсантов взвода для зачёта. Но когда мы прибегаем к контрольно-пропускному пункту, полковника Конопли уже простыл и след. Ротный долго и с каким-то сомнением смотрит на нас. А затем приказывает сдать лыжи, переодеться и убыть на тренировку. Вот, за что я люблю нашу родную Красную армию, так это за то, что своими манёврами и непредсказуемостью она может довести до истерики любого противника…

После обеда у нас тренировка по плаванию Точнее прикидка. Проводят её командир взвода и ротный. В нашем заплыве неожиданно слабенький результат показывает Димка Березовский (ну, и что, зато в подготовке списков он настоящий волшебник!). Результат у него даже хуже моего. Хотя Димка настоящий труженик. На тренировках он себя не жалеет. Но я ловлю себя на мысли, что это не его результат хуже моего. Просто в этот раз мой результат оказался немного лучше, чем его. И эта мысль меня здорово согревает.

У Стаса Пескова минута и шесть секунд на стометровке. Видно, не выкладывался. Минута с небольшим его обычный результат. Стас – мастер спорта по плаванию, член Сборной Союза по подводному скоростному плаванию. Спокойный и медлительный в жизни, в воде он превращается в настоящего волшебника. И одно удовольствие смотреть, как он скользит практически над поверхностью воды. Единственное, с кем он иногда может поспорить на стометровке, так это с нашим взводным. Наш Владимир Вячеславович Горлов – чемпион Вооружённых Сил по офицерскому многоборью и по плаванию. И тоже может показать, на что он способен. В чём-то они даже похожи (оба невысокого роста, стройные, даже какие-то поджарые). Да, они оба очень спокойные. Хотя на тренировках наш взводный мог в любой момент «взорваться». Стоило ему только увидеть, что кто-нибудь (особенно на тренировках по плаванию) пытается «шланговать» (прикинуться шлангом и ничего не делать), то в сторону виновника мог полететь как складной стул, так и блокнот, в котором наш взводный своей чернильной ручкой записывал наши результаты. Но были у них и небольшие отличия. Стас часто выигрывал на воде, зато нашего командира больше любили девушки. Особенно красивые.

У меня седьмой с конца результат во взводе. Не слишком хороший результат. Но я смог сбросить ещё семь секунд. Чему радуюсь, как самой большой своей спортивной победе. И в этом нет ничего странного. Ведь кроме выигранных несколько месяцев назад десяти эклеров, других спортивных побед в моей карьере ещё не было. И едва ли уже когда будет.

Игоря Маркеева на экзамен по высшей математике так и не отпустили. Сказали, что ветрянка – заразная болезнь. Василий Прокофьевич Балашов (удивительный человек!) принимал у него экзамен прямо в палате нашей санчасти. Действительно, странное было время. И какие замечательные люди нас окружали!

. ... 1920212223 ...