КРЕМЛЁВСКИЕ ХРОНИКИ




С. Мосякин (112). Странные люди.
. ... 678910 ...

В армии все строго. И это все знают. Хотя жизнь нельзя удержать в строгих рамках. И службу тоже. Но стремиться к этому надо. А если что-то не получается - смотреть шире. Взять, к примеру, Устав. Там много чего написано. И по нему все служат. Только никто его как надо не выполняет. Потому что Устав не совершенен. Ну вот нельзя курить на ходу. А все курят. Или понаписали там, что приказы должны выполняться точно и в срок. А это оторвано от жизни. Они должны выполняться, за исключением тех, которые не должны. То есть тех, которые появляются сразу для того, чтобы их не выполняли. А для того только, чтобы измотать и обессилить врага. То есть подчиненного. Про это нигде ни слова. Даже в уставе. А почему? Потому что авторы не посоветовались со Старым майором. В каждой дивизии есть такой. Лет ему примерно сорок, из них тридцать шесть он служит в армии. Потому что у него такая выслуга. Потому что он всю жизнь мотался по льготным районам, где стрелял, болел малярией, гепатитом и легкой формой холеры, а потом вернулся на Родину. Поселили его, конечно, в кладовке. Он через год такой жизни напился, надебоширил и стал вечным. В смысле майором. Поэтому он всегда близок к массам и знает, как все на самом деле. И сразу расскажет, что приказы делятся, на те, которые выполняются, и на остальные. Выполняются приказы о поощрении. Или о наказании. С приказаниями тоже так. Выполняются те, которые об отправке прапорщика Пупкиной в командировку в город Москву. Потому что если не выполнить, комдив - Пупкин - отправит половину полка на ту сторону Урала. Вообще приказания - это такие маленькие приказики. В них в основном пишут, как встречать праздники и еще про всякую мелочь. Поэтому в приказаниях всегда одно и то же: организовать, усилить и обеспечить. Пишутся они так: берется старое приказание, и в нем меняются даты. Главное - никогда не пользоваться «рыбой» с Нового года. А то войска получат на 1 Мая бумагу: «... обеспечить электробезопасность в местах установки новогодних елок». Старый майор про это знает. За ним уже один раз генерал с ножкой от стула по штабу бегал.

Да, и военные любят, чтобы их слушались, чтоб все подчинялись, и чтоб никаких сил на инакомыслие. Поэтому у них для подчиненных так в три подъем, в шесть завтрак, в девять выезд. Все по времени. И тревоги тоже. Накануне всегда объявляют: «Завтра, внезапно, в пять часов, подъем по тревоге». И утром они боеготовы.

А особенно строго с безопасностью. Пожарной там, электро- и всякой разной. Чтоб никто, значит, не напился антифриза, не прикуривал от розетки и не пошел писать в трансформаторную будку. И сохранность имущества. Поэтому на пожарных щитах огнетушители и ломы приваривают. Чтоб уж точно всегда все по описи. А где приварить нельзя, там или вместо лома крашеный черенок от лопаты приконтропупят, или огнетушитель не заправят. Народ ведь все больше хлипкий пошел, урбанизированный. Схватит солдат лом-то или огнетушитель, а потом, конечно, сразу уронит. И у него или дырка в ноге, или нога как ласта. А так огнетушитель легенький, а лом и того легче. И солдат как ни в чем ни бывало скачет. И лом такой не своруют. Но огнетушитель могут. Да это не смертельно. Командир роты знает, что делать. В соседней роте тоже огнетушители есть.

И вот про эту безопасность всех инструктируют и заставляют расписываться. А чтоб никто ничего не забыл, инструктируют периодически и регулярно. Но некоторые все равно забывают. Тогда их начальникам приходится отвечать. Вообще начальников из-за подчиненных ругать нельзя. Но это по новому Уставу. Он меньше пяти лет в действии, поэтому к нему не привыкли. И начальников ругают. Пишут им в служебныe карточки разные гадости, высчитывают деньги и все такое. И хотя командир - или начальник - самая почетная и уважаемая должность, в командиры хотят не все. Те, кто уже был командиром, в просто командиры идти не хотят. А хотят в такие командиры, у которых есть свои склад, финчасть и столовая. Чтобы ими можно было командовать. Не то без них от такого служебного роста поимеешь только инсульт, инфаркт и геморрой. И не доживешь до обещанной квартиры.

Но самое главное, про что в уставе ни слова - это комплексный подход. Занятия - комплексны, группы - комплексные, тренировки тоже. И комплексные решения. То есть когда проблема окружается со всех сторон, деться ей некуда, и она сдается. Ну то есть когда кроме основного варианта имеется как минимум один запасной. Вот в караулах друг в друга стреляют. Поэтому солдат туда отбирают. Это основной вариант. Но отобранныe солдаты тоже стреляют, поэтому автоматы им выдают только при следовании на пост. А так автоматы с патронами закрыты. И под сигнализацией. Она тоже основная и запасная. А на случай, если она не работает, пирамиды ставят в комнату начальника караула. Он лицо самое ответственное, и его надо от нападок караула обязательно защитить. Поэтому он должен изнутри закрываться. А еще надо защитить часовых. И их закрывают в бронированных вышках. А если такую вышку совсем сильно будут обстреливать - из гранатометов или, предположим, танк подгонят - то на вышке всякие удобства понаделаны, чтоб оттуда быстро вывалиться и - шасть! - в окоп. Где сплошная безопасность.

И еще все должно быть по плану. План - необходимый документ однозначно. Он нужен подчиненному, чтоб начальник мог его всегда поругать.

Вот придет к вам в роту проверяющий, а в роте ремонт. И этот проверяющий начальник сразу и говорит:

- Покажите план.

Вы показьmаете, и тут начинается:

- А где отметки о выполнении?

Вы несете всякую беллетристику про то, что устно можете доложить, а он говорит:

- Что вы мне тут рассказываете? Я должен видеть! Вот, предположим, я тупой, - военные всегда в этом сомневаются, - И что я здесь по вашей бумаге увижу? Что за бардак?! Никакого планирующего начала!

И вам выговор за развал работ. Вы все устраняете, план переделываете, отметки корябаете, и через неделю этот военачальник опять является.

- Покажите план! - говорит.

Вы показываете.

- А где средний процент вьшолнения невыплненныыx Пунктов плана по состоянию на вчерашний день ?

- Ч-чего? - вы спрашиваете.

И вам на следующий день от командира полка пистон.

А еще рапорта. Они всегда являются основанием. Скажем, чтобы перевестись. Так что подчиненному рапорт нужен, чтобы писать его на перевод к новому собственноручно найденному месту службы: поближе к дому или просто из Читы в Питер. А начальнику, чтобы можно было на рапорте написать: «Оснований нет». Или чтобы назначить крайнего.

Вот не дают солдатам неделю в столовой хлеба. И солдаты во взводе худые.

А в конце недели случается прокурорская проверка. Лейтенанта, конечно, спрашивают:

- Как же так? Почему?

- Так в столовую хлеб не привозят... А я докладывал...

- Что?! - зампотыл типа удивится. - Да я ни одного рапорта не видел!

И все. Но в следующий раз лейтенант рапорт подпишет у ротного, потом у комбата и сдаст в строевую. И тут опять прокуроры:

- Почему солдаты такие тощие?

- Так масла нет, сахара нет, - лейтенант отбрыкивается. - Я докладывал рапортом.

- Представьте рапорт. .

Лейтенант бежит в строевую, находит там под столом свой рапорт - и назад.

- Что? Да что вы тут нам подсовываете? Рапорт? - зампотыл его из рук выхватит. - Да это и не документ вовсе. Без визы командира и не зарегистрированный. Вот, вот, посмотрите! - и будет прокурору обрадованно в нос им тыкать.

Так что все не так просто. Хотя устав - книга умная. И если надо узнать, как правильно, то надо ее читать. Но тут уж приходится выбирать: или теоретически знать, или уметь практически. И если уметь, то лучше пойти и спросить обо всем у Старого майора.

. ... 678910 ...