КРЕМЛЁВСКИЕ ХРОНИКИ




С. Мосякин (112). Странные люди.
. ... 910111213 ...

Каждый военный мучается с неразрешимой проблемой. Лейтенант-взводник кумекает, как побыстрее разговор с сержантом из бывших студентов перевести на другую тему, потому что тот устав лучше командира знает. Проблема начвеща - белье вшивое. Начальник столовой думает, как извести тараканов хотя бы в банкетном зале. Начпрод не спит, потому что не знает, куда излишки муки деть. Их у него сто тонн, и приказано их продать военнослужащим за дармовую цену. Военнослужащих всего тысяча, но сто на тысячу у него не делится, потому что мука вчетверо дешевле, чем на базаре. Старшина мучается, как придумать, чтобы утюги не ломались, а командир роты - как бы так повесить аптечку, чтобы лекарства в ней всегда были. Последняя проблема самая неразрешимая. Аптечки всегда неукомплектованы. Лекарства, конечно, туда засовываются регулярно, два раза в год. Но еще там внутри опись. И если в описи что-то есть, а в аптечке нет, то это уже недостача. А солдатам всегда помощь нужна медицинская. Они, особенно молодые, периодически глазом о черенок лопаты бьются или грудью о табурет. И даже если не бьются. Бинтами, к примеру, они обматываются, когда качаться идут. На втором году службы солдаты все железом качаются. Перед тем как косячок забить. А зеленкой можно стенгазету разукрасить, если замполит наорал, а красок у него нету. Димедрол вместо косячка пойдет. Так что с аптечкой беда прямо. И придумать здесь что-то может ну разве что профессор логики. А наверняка - так один только замзампотыла дивизии.

Он всегда бывает из прапорщиков-пожарников. И сначала служит безбедно годков с десяток. И дорастает до начальника склада. А там загружает на складе уазик или контейнер какой-нибудь, и в экстернат едет. Сдает комиссии ящики и коробки и получает бумажку об окончании. И в тридцать пять он уже лейтенант и начальник продовольственной службы. Тут начинаются у него болезни роста, переживания и волнения. Прапорщик ведь может стать только старшим. А лейтенант может стать и старшим, и капитаном, и... Страшно подумать даже. В общем, расти надо лейтенанту. Прапорщик это чувствует и работает над авторитетом. Ездит в вышестоящий штаб и оказывает товарищам начальникам гуманитарную помощь. Кому, опять же, ящичек, а кому коробочку. А они ему одно представление, второе. И вот он уже капитан досрочно. И майор. Так до подполковника - начпрода дивизии. И уже на дембель собрался, ан нет. Комиссия из Москвы. Он, конечно, стол накрывает, собственноручно поросеночка вносит и каждому - кто из Москвы в тарелочку кусочек кладет. Комиссия кушает поросеночка, и так он ей нравится, что прапорщику завтра же представление на полковника печатают и с собой в Москву и увозят. В дивизии для тыловиков одна полковничья клетка. Но для него находят вторую - или делают - и вот он уже полковник и замзампотыла.

И проблем у него никаких нет. Профессор логики рядом с ним отдыхет... Профессор наверняка скажет, что командиру взвода надо внимательнее изучать руководящие документы, чтоб не краснеть перед подчиненными. И чтобы не было вшей, солдат надо мыть, а белье гладить, солдатскую столовую периодически закрывать и вызывать туда медиков, чтоб они с насекомыми боролись. Сто тонн муки у него сразу разделится на тысячу, и получится по сто килограммов в руки. Солдат, скажет профессор, надо обучать правилам пользования электроприборами, и утюги не будут ломаться. А аптечку укомплектовывать лекарствами не два раза в год, а по мере необходимости. Только все это будет слишком надуманно и оторвано от жизни. Это вам скажет любой замзампотыла. Потому что он продукт военизированной генной инженерии и как биологический вид создание совершенное, представитель семейства пузатых отряда коротконогих. И еще кладезь жизненного опыта и рациональных решений.

Вот приедет замзампотыла в полк с проверкой какой-нибудь. Там, естественно, противопожарные щиты не покрашены, бирки «Песок» на ящиках с песком отсутствуют. Бардак, одним словом. И вызыват замзампотыла комбата. Говорит ему:

- А почему ваши объекты не оснащены противопожарной сигнализацией?

- Так что вы меня спрашиваете, - комбат брыкнется, - Зампотыла полка спрашивайте. Его обязанности.

- Что-о? Как?! Вы что тут придумали? Откуда такое взяли? - разгневается замзампотыла.

- Из Устава, - комбат статью найдет и покажет.

- Что вы мне пальцем тычите! Я вашу брошюру не читал и читать не буду! - и у него никаких проблем с комбатом нет больше. Ну разве что пойдет еще к командиру полка и скажет, что комбат у него бестолковый.

А чтобы не было вшей - скажет замзампотыла - солдат надо брить наголо вверху и внизу летом, а зимой матрацы с одеялами на плац выносить. И в них все подохнет. А против тараканов в столовой придумает использовать мухобойку и найдет для этого в составе наряда солдата с университетским образованием. Сто тонн муки по цене вчетверо ниже, чем на базаре, он продаст поровну себе и начпроду, а потом сгрузит ее оптом рыночным бизнесменам, которых на читках приказов яростно ненавидит. В аптечку, скажет он, много и хороших лекарств не надо, не то их уж точно стибрят. Просто дежурного по роте надо ежедневно за аптечку как сидорову козу дрючить и заставлять покупать за свои деньги прощелканные бинты. Чтобы утюги работали, шнуры у них надо сделать толщиной в руку: отрывать замучаешься. А корпуса сажать на цепи, которые приковывать к полу. А то взяли моду приборами в дневальных бросаться. И все хлипкие детали: спирали там и релюхи - из утюгов убрать. Военные утюги должны быть монолитным...

И он будет прав на все сто, хотя его превосходство над профессором сначала не будет очевидным. Точки над «i» будут расставлены через год, когда прапорщика назначат зампотылом.

. ... 910111213 ...