КРЕМЛЁВСКИЕ ХРОНИКИ




С. Мосякин (112) Заметки на полях.
. ... 1617181920

Ботаника назначили сниматься. Сниматься в том смысле, что в кино. Командованию неожиданно понадобился курсант - отличник боевой и политической подготовки, имеющий пролетарское происхождение и общественную нагрузку. И такого нашли. Вообще Ботаник был тот же Зденек, только прослужил больше. Сначала Андрюху Рябцева звали Зденеком. Уж больно это слово хорошее. А если еще букву "б" спереди подставить, то вообще другое слово получается. С намеком. А Зденек наш с намеком и был. Андрюша знал безумное количество интегральных формул, до четвертого курса таскал в карманах хлеб из столовой и еще постоянно имел, при себе грамм триста карамели в ассортименте. Поэтому он все время ел. Ботаник ел на занятиях, в перерывах между ними, на самоподготовке, на марше и даже, наверно, во сне. Потому что в принципе Андрюша постоянно спал. Он спал от отбоя до подъема, а также на лабораторных работах, на семинарах, комсомольских собраниях, общих собраниях роты и особенно на занятиях по высшей математике, чтобы показать, как он этот предмет знает. Все свободное время он занимался спортом. Делал это он целеустремленно и настойчиво. Когда рота выходила на старт пятерки, Зденек надевал на ноги свинцовые браслеты, когда мы вытряхивали содержимое из карманов перед червонцем, Андрюша навьючивал на себя мешок с песком. Занимался он, конечно, не зря. Нет, до Яна, безусловно, ему было далеко. Ян не любил бегать, курил как паровоз, обожал пиво и при этом сдавал кроссы и марш-броски на уровне первого разряда. Андрюша тоже бегал уверенно и на контрольных занятиях получал твердые тройки.

В общем, два года Андрюха был Зденеком. К концу третьего года он стал Ботаником. В этот день случилось небывалое: во взводе не состоялась пара по английскому. И вот в то время как взвод занимался обычными делами: кто спал на партах, кто играл в карты или плевал с пятого этажа на точность - Андрюху поймали за совсем неожиданным занятием. Выдернув из горшка кактус, он держал его над головой и пристально рассматривал.

- Рябцев, ты что это делаешь? - спросил Андрюху выспавшийся Фиронов.

- Вот, хочу посмотреть, как у него устроена корневая система.

Тут Андрюха как-то стушевался, засуетился и быстренько засунул кактус в родной горшок. Это его не спасло. И он стал Ботаником.

Ботаник числился самым настоящим отличником и активистом. Поэтому, когда швейцарцам вдруг разрешили снимать про училище фильм, главного героя нашли быстро.

Киношники должны были приехать в субботу и сразу начать съемки по своему сценарию. Наши партийно-политические работники вместе с одной кафедрой разработали свой сценарий, улучшенный.

Распорядок дня в субботу перекроили. ПХД отменили и перенесли на воскресенье. Воскресенье отменили полностью. Всю субботу построили на показе интенсивной боевой подготовки. На маршруте следования швейцарцев организовали массовые сцены. Два спортвзвода должны были на глазах у иностранных гостей вроде бы как обычно заниматься преодолением полосы препятствий со стрельбой и рукопашным боем.

Еще один спортвзвод примерно то же самое должен был проделывать в бассейне. Четвертый спортивный взвод не во время оказался на сборах, поэтому еще один просто взвод поставили на бег. Швейцарцы бы проехали по маршруту, на котором взвод со всей дури бежал километр с противогазами на боку и улыбками на лицах.

- Что это они делают? - спросили бы швейцарцы.

- Это взвод сдает кросс на три тысячи метров, - ответил бы им начальник кафедры физподготовки и спорта.

- Ни хрена себе, вот это они летают! - удивились бы швейцарцы.

С этого все и началось. Дежурный по КПП, увидев издалека черную «Волгу» с мигалкой, дал условный сигнал. Взвод с противогазами стартовал. Через минуту дежурный понял, что это приехала не швейцарская делегация, а настоящий генерал. Генерал хотел проведать сына. Увидев настоящего генерала, дежурный по КПП бросился представляться. Объяснившись с начальником, он поспешил дать отбой ДЛЯ встречи делегации. Взвод с противогазами на боку и улыбками на лицах приближался к финишу. Двадцать пять курсантов бежали и думали: «Ну вот, а нас почему-то не показывают». Уже отдуваясь и срывая с себя противогазы и номера, они узнали, что это был незачет.

Киношники приехали на неприметном микроавтобусе. Теперь все сработали четко. Взвод стартовал снова. Бегуны едва волочили ноги, в разные стороны от них разлеталось: «Где эти уроды? Fuck уои»! Командир взвода переместился из головы колонны и бежал теперь сбоку, пытаясь восстановить в строю дисциплину. Но лица подчиненных становились все замученнее, а крики наглее. Ситуация была критическая, однако командир ею овладел. «Газы!» скомандовал он. Взвод протрусил мимо швейцарцев, мыча. Начальник кафедры объявил, что мимо бегут участники кросса на десять километров.

В первый день снимали материал в роте и в спортивном комплексе. За час до прихода гостей произошло непредвиденное. В роту пришли сантехники. Они работали по своему плану, и их главного, дядю Васю, не волновали переносы суббот и воскресений. Дядя Вася знал одно: в субботу он всегда работает, а в воскресенье и понедельник отдыхает.. Он был классическим сантехником, всегда два дня небритым, Выпившим, и круглый год носил шапку-ушанку. Одно ухо шапки всегда лежало наверху, а второе свешивалось книзу. Дядя Вася пришел в роту в тот момент, когда никого из начальников на месте не оказалось, и выгнать его было некому. Ротный, войдя через десять минут в туалет, ужаснулся. Там был наведен такой бардак, который можно было объяснить только наличием дяди Васи. И дяде Васе разрешили продолжать pабoтy.

Швейцарцы действовали быстро. Их peжиccep оказaлся шустрым и разговорчивым малым, знал русский, поэтому переводчика рядом не было.

Пять киношников и восемь сопровождающих через полчаса после прибытия поднялись в роту. Режиссер ходил по помещениям и задавал вопросы, оператор снимал, ротный осторожно комментировал. Остальные экскурсоводы молчали, чтобы не сказать лишнего. Съемке подлежало место жительства героя фильма.

Ротный подвел группу к расположению взвода: .

- Вот, пожалуйста. Это койка курсанта Рябцева. А это его прикроватная тумбочка. Здесь он хранит свои личные вещи.

- А почему так мало места для личные вещи? - спросил режиссер.

- Нашим курсантам этого достаточно. Они получают спартанское воспитание и привыкли иметь при себе только самое необходимое.

- О, yes, - сказал режиссер. Он молниеносно перепрыгнул ротного и открыл тумбочку Андрюши. Там на средней полке стояла открытая банка майонеза, а на нижней лежал обкусанный батон, раскупоренный пакет молока и еще какая-то тряпка. Запахло хлебом, потом, кислой капустой, сортиром и еще чем-то. Режиссер сказал: «Camera!» - и двумя пальцами вытащил из тумбочки сначала одну портянку, затем вторую. Это были самые обычные портянки, неделю ношеные. Меняли их обычно по субботам, в бане. Но баню отменили вместе с субботой. Пассаж случился невероятный. Режиссер держал портянки двумя пальцами, серьезно смотрел на них, дергая носом и наклоняя голову то в одну, то в другую сторону. Наконец он спросил:

- What is it? Что это?

- Это портянки, - краснея, белея и зеленея ответил ротный. Остальные семь сопровождающих молчали и испепеляли его взглядами.

- Портьянки? Что это? - не понял режиссер.

- Это... Ну это как носки...

- Носки? - режиссер удивленно смотрел на портянки и все так же дергал носом, потом задрал штанину брюк взглянув на свой носок, он усомнился еще больше.

- Это ест носки?

- Да, да...Так точно.

- Ххм, - прохрипел режиссер. - О key. Портьянки ест носки. Портьянки,- еще раз выговорил он и записал слово в блокнот.

- Пройдемте дальше, - осмелел от пассажа училищный замполит. Он схватил режиссера за руку и, поправ все их демократические свободы, оттащил его от Андрюхиной тумбочки. - Пойдемте, мы покажем вам все помещения. У нас еще обширная программа, вас ждет много сюрпризов. Посмотрите, какая казарма.

Казарма действительно была хорошая. Лакированный паркет, много зеркал. Ничего лишнего, но все было сделано прочно, продуманно и аккуратно.

Швейцарцы добросовестно снимали интерьер помещений и в довершение пошли с работающей камерой вдоль роты. В это время дядю Васю одолел бес. Так он потом объяснял замполиту училища. Дядя Вася получил от ротного команду не высовываться без его разрешения. И он сидел в туалете. А по роте ходили иностранцы. Живые. Он этих иностранцев, кроме как по телевизору, и не видел сроду. А то вишь, за дверью гуляют. Вот бы хоть одним глазком взглянуть. И дядя Вася не выдержал. Когда камера проплывала мимо двери в умывальник, дверь приоткрылась и oттyдa - а заканчивался июль - вылезла голова в зимней шапке. Одно ухо у шапки лежало наверху, второе свисало. Лицо у головы было заговорщическое, от лица смердило портвейном и чесноком. Голова сказала в камеру:

- Ох, матерь божья!

- Кто этих бухариков сюда впустил? - зашипел большой замполит на ротного.

- Who is it? What is the English for buharikov? - режиссер ошалел от экзотики и снова перешел на английский, но поправился, спохватившись. - Кто ест бухариков?

- Нет, нет, вам послышалось.. Это сантехники, - начал объяснять замполит.

- О, сантехники! Who is it? Кто это?

- Это... Ну, это наш сервис.

- О, yes! - обрадованно закивал режиссер. - Servise!

Он не унимался:

- Сантехники есть бухарики? У es?

- Ноу, ноу, - энергично запротестовал замполит. Взяв режиссера за руку, он настойчиво потащил его к выходу. - Господин режиссер, пойдемте. Нас давно ждет главный герой.

Дядя Вася заулыбался и спрятался за дверью.

Киношников повели в спорткомплекс. В двух тренажерных залах работала массовка. В первом зале швейцарцев ждал Зденек с группой поддержки. Но начальник кафедры физподготовки завел гостей во второй зал. Там занимались собранные вместе качки училища. Голые до пояса, они без устали тягали штанги, гири и ручки тренажеров.

- Camera! - сказал режиссер.

- Извините, нам не сюда, - смутился начальник кафедры - Здесь у нас просто занятия с отстающими.

- Кто такие отстающими? - не понял режиссер.

- Это... Ну это значит наиболее слабые.

Режиссер несколько минут тормозил, глядя, как наиболее слабый мастер спорта по тяжелой атлетике Эдик Вaлyйко, безучастно глядя куда-то сквозь него, жонглировал двадцатичетырехкилограммовой гирей. В конце концов режиссера снова вежливо оттащили за рукав.

Во втором зале занимался Зденек. По оговоренному уже сценарию, его должны были снять работающим со штангой.

- Ну, сынок, сколько ты тяжелой атлетикой занимался? - спросил его шепотом начальник кафедры.

- Да я и не занимался ей вовсе...

Начальник кафедры вздрогнул:

- Что значит не занимался? Мне замполит доложил, что ты любишь работать с утяжелениями и вообще тяжелоатлет. Что ж вы нас подводите, товарищ курсант?

Начальник кафедры лихорадочно засоображал. Он хотел вычислить, какой вес можно было дать штанге, чтоб она не была совсем легкой, и чтоб Андрюша ее поднял. Он остановился на сорока килограммах. Штангу собрали. Андрюша лег и приготовился делать жим лежа.

- Camera! - сказал режиссер.

Два помощника аккуратно сняли штангу с крюков и отдали ее Андрюше. - О -ох! - выдохнул Андрюша и уронил штангу на грудь. Начальник кафедры отвернулся. Андрюша рычал, как раненый зверь. Остальные замерли в оцепенении. Камера работала.

- Возьмите, возьмите у него штангу! - заорал замполит.

Штангу отобрали. Эпизод сняли с помощью трюка. Андрюша держал штангу, а поднимали ее два преподавателя. В камере крупным планом были руки героя...

Дальше по плану были съемки в бассейне. Придумали снимать плавание в обмундировании и с оружием. Дорожек в бассейне было шесть. Кроме Зденека, пригласили еще пятерых пловцов. Автоматы перевели в положение «За спину». Сапоги сняли и тоже притянули поясными ремнями к спинам. Пред стартом швейцарцы неожиданно взяли у замполита короткое интервью. Тот не растерялся и сказал:

- Вообще у нас все спортсмены. Я сам спортсмен старый... Еще тот. Помню, как в детстве во дворе в футбол пинал. И по велосипеду чемпион.

- О key! - сказал режиссер и показал замполиту большой палец.

Начальник кафедры выстрелил из стартового пистолета, и вся шестерка бросилась в воду. Через несколько секунд пятеро всплыли. Не появился только Зденек. Выждав еще мгновенье, начальник кафедры завопил:

- Стоп камера! Шваброй его, шваброй!

Зденека вытащили из воды палкой.

- Он у нас мастер по подводному плаванию, - рассказывал швейцарцам начальник кафедры. - А такое здесь иногда бывает. Бассейн старый, мелкий. Можно в дно удариться. В этом году будем углублять чашу.

- О key! - говорил режиссер. - Я все понимал, - и показывал большой палец.

Плавание тоже сняли. Как Зденек ныряет на старте и как подгребает к финишу. Швейцарцы остались довольны. Они пробыли в училище почти до отбоя. На следующий день Зденек, единственный с курса, пошел в увольнение. Съемки шли у него дома. В понедельник киношники приехали еще раз, поблагодарить командование. На вопрос, что больше всего удивило их в организации учебы, службы и быта курсантов, швейцарцы единодушно ответили: «Портьянки»! Они обещали закончить фильм через месяц и обязательно сразу привезти его на про смотр. Андрюхе за участие в съемках объявили благодарность. Кино про него мы так и не увидели. Наверное, фильм не получился.

. ... 1617181920