Warning: include(./libraries/error_legacy.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/mkpu/public_html/index.php on line 6

Warning: include(./libraries/error_legacy.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/mkpu/public_html/index.php on line 6

Warning: include(./libraries/error_legacy.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/mkpu/public_html/index.php on line 6

Warning: include() [function.include]: Failed opening './libraries/error_legacy.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php52/usr/share/pear:/opt/alt/php52/usr/share/php') in /home/mkpu/public_html/index.php on line 6
Кремлёвские хроники
 
 
   
 

КРЕМЛЁВСКИЕ ХРОНИКИ




С. Мосякин (112) Заметки на полях.
. ... 89101112 ...

Что происходило, то и происходить будет. Это мысль старая и самая бесспорная применительно к армии. Здесь каждому не раз приходилось быть застигнутым врасплох обстоятельствами, которые моментально придавливали жизненным опытом.

Наиболее яркое впечатление об армии осталось у меня не после первого дня службы, не после первого караула или первого марша, а после второго увольнения. В первом я просто хотел есть. А второе обернулось закаливанием духа.

Когда старшина построил роту, зачитал список увольняемых и открыл кладовую для получения парадной формы, я спокойно пошел бриться. Форму получали в порядке нумерации взводов. Побрившись, направился за парадкой. В кладовой еще копошились увольняемые третьего взвода. Наконец нас, человек десять, запустили внутрь. Я вытащил вешалку со своим кителем, достал из ячейки ботинки и замешкался. Шнурков не было. Еще не было носков, которые полагалось хранить в ботинках. Смутные подозрения мелькнули в голове. Я расстегнул китель и обомлел. Брюк на перекладине не было, галстука с зажимом тоже. Произошло очевидное и невероятное. В кладовой специально сидели два каптера и следили за тем, чтобы увольняемые брали форму только из личных ячеек. Старшина на выходе проверял клеймение каждого предмета: В результате я оказался без носков, без шнурков, без брюк и без галстука. Постояв, хлопая глазами, я подошел к старшине:

- Товарищ сержант, разрешите обратиться.

- Ну?

- У меня брюк нет. И носков тоже.

- Ну?

- Я вообще-то в увольнение иду.

- Ну?

- А формы наполовину нет.

- А куда ты смотрел?

Я озадачился.

- Ну, она ж здесь висела...

Разговором заинтересовались каптеры. Они подошли ближе. Я оказался в треугольнике.

- Она здесь висела, а ее взял кто-то...

- «Висела, висела!» - передразнил меня Лиманов, правая рука старшины и главный каптер. - Что, прощелкал форму, чмо?

- Почему прощелкал?

- Почему, почему... По качану! - отрезал старшина и захохотал, - Аааа!

- И что мне теперь делать?

- Ищи свою форму, тормоз! - осклабился Лиманов. - Не, ну и тормоз, а!

Я повесил вешалку на прежнее место, засунул ботинки назад в ячейку и вышел. Увольняемые заканчивали переодеваться. Я лихорадочно соображал. Надо было вычислить кого-нибудь из роты, кто был моей комплекции и не шел сегодня в увольнение. На глаза попался Вавилов. Он был дневальным по роте и никуда не торопился. Мы договорились быстро.

- Ладно, бери, если там что осталось, - добродушно согласился он. Дежурный по роте уже строил увольняемых. Я побежал в кладовую.

Снова достал свой китель, ботинки и вытащил форму Вавилова. У него были и брюки, и носки, и галстук Я вздохнул с облегчением. Но это было еще не все.

- Э, ты че чужую форму взял, а? - наехал Лиманов и схватил меня за руку. - Вавилова форма. Он в наряде стоит. Я с ним договорился.

- Положи на место, тормоз. Тебе ясно сказали: ищи свою. Иди отсюда... Он позвал старшину:

- Товарищ сержант, этот опять пришел, чужую форму схватил.

- Вы что, обнаглели, товарищ курсант? - среагировал Толстый. - Вы у меня сейчас вместо увольнения в наряд пойдете!

Я попробовал объяснить, в чем дело. Старшина недослушал и выдал:

- Слушай, ты что меня грузишь?

- Товарищ сержант, разрешите я свою форму посмотрю на увольняемых, когда вы их проверять будете?

Ответил Лиманов:

- Слыщь, ты. Ротный сказал, если через пять минут увольняемые не уйдут, он вообще всех здесь оставит.

- Идите отсюда, товарищ курсант, - сказал старшина. - Вы забыли, что вы в армии.

- Ненавижу этот дурдом! - проклиная всех и вся, я повесил форму назад.

Старшина и оба каптера, наблюдая за мной, ржали. Я вышел из кладовой, изнемогая от бессильной злобы. Через пять минут отпустили увольняемых. Посидев еще немного в расположении, я пошел добиваться своего у командира роты.

Выслушав меня нахмурившись, Майер вызвал дежурного по роте. Мне было сказано подождать в коридоре. Вслед за дежурным в канцелярию побежал старшина. Вышел он оттуда красный и угрюмый. Увидев меня, сморщился и ядовито спросил:

- А что вы не встаете, когда мимо проходит начальник? - и продолжил, идите за мной.

Зашли в кладовую.

- Берите форму.

Я взял свою парадку, вытащил нужное из формы Вавилова. Старшина вполголоса переговаривался с Лимановым.

- Стукач, - услышал я.

- Это кто стукач? - повернулся я к ним.

- Кто? Ты! - усмехнулся Лиманов, пытаясь раздавить меня взглядом. - Нет, он свою форму прощелкал, а потом пошел и всех сдал! Ты бы еще за парадкой через час явился! Раньше надо приходить, понял?

- Я пришел, когда надо. Старшина такое время назначил.

Лиманов схватился за голову и простонал:

- О-о-о! Ну и тормоз!

- Вы получили форму? - сказал старшина. - Тогда идите.

- Иди, иди, тормоз! - не унимался Лиманов.

Очень хотелось вмазать по его роже. Вместо этого я повернулся и вышел. С этого момента я затвердил себе правило гардероба: все надо получать первому, а то останется дрянь.

. ... 89101112 ...